В. И. Арнольд: Путешествие в хаосе

Дата публикации
12 Февраля 2018
Категория
Литература

Академик В. И. Арнольд: Путешествие в хаосе. Наука и жизнь. №12 2000

Владимир ГУБАРЕВ

...Мне иногда чудилось, что мы переносились в Древнюю Грецию или даже «глубже» - в Египет, в те времена, о которых известно мало, а оттого они представляются сказочными. Но Владимир Игоревич чувствовал себя там вольно, привычно, даже чуть-чуть обыденно. Он произносил то или иное имя, и создавалось впечатление, что названный им египтянин или грек побывал у него на семинаре. Оставалось только узнать, где это было - в Москве или Париже. Семинары академика Арнольда проходят в обоих городах, и их участники перелетают из одной столицы в другую столь же естественно, как мы переходим улицу. Наша беседа походила на путешествие в Хаосе. Сначала мы оказывались в одной точке, потом попадали в другую, в третью, и казалось, связи между ними не существует. Однако чуть позже неизменно выяснялось, что математика (и математик!) прокладывает между этими точками почти невидимые пути, и именно они служат той основой, на которой держится современная наука. Впрочем, не исключено, что характер разговора задал я сам, когда напомнил, что вся история Российской академии наук суть не что иное, как история математики - в Академии она всегда была в почете, - а имена ее выдающихся представителей яркими звездами сияют на небосводе мировой науки...

Подробнее см.: https://www.nkj.ru/archive/articles/5174/ (Наука и жизнь, Академик В. И. Арнольд: Путешествие в хаосе)

С 18 по 23 декабря 2017 года в Москве, на факультете математики ВШЭ, в Сколтехе и МИАНе, состоялась

конференция, приуроченная к 80-летию В. И. Арнольда (1937–2010).

По отзывам участников, она прошла довольно успешно. Вот отклики некоторых математиков.

Эмиль Хорозов (Емил Хорозов), профессор, членкор Болгарской академии наук:

Для меня большая честь быть участником этой конференции, сделать здесь доклад, почтить память своего учителя. Я учился у В. И. Арнольда в аспирантуре мехмата МГУ (защитил диссертацию в 1978-м), до этого я учился в Софийском университете. Я попросил Владимира Игоревича, чтобы он взял меня в аспирантуру, и он взял.

Арнольд был удивительным человеком. Он даже не столько удивлял, сколько впечатлял. Он был очень искренним человеком. То, что у него было в голове, то он и говорил. Возможно, человеческому общению эта искренность мешала, у него было много проблем из-за того, что он честно говорил, что думает.

А в математике он научил меня многому, и даже не столько математике, сколько философии математики. Математику, пользуясь его уроками, можно и самому изучить. Он научил меня тому, как изучать математику, как думать о математике и как работать в науке. Особенно важно, и об этом написано в его книгах, что не надо плыть по течению, надо плыть против течения. Надо самому обдумывать идеи, и не надо идти за модой. Я стараюсь следовать этому совету.

Семён Гиндикин, профессор Ратгерского университета (Нью-Джерси, США):

Владимир Игоревич был необыкновенно гуманитарным человеком, и он знал всё на свете. Мне в этом году тоже 80 лет, и я всегда вспоминаю Арнольда. Он был энциклопедически образован в прямом смысле этого слова. У него дома была энциклопедия Брокгауза и Ефрона, и у него было замечательное качество — он мог цитировать из нее большие фрагменты.

У нас была замечательная традиция отправляться в мае, когда разливаются реки и становятся подобными морям, в путешествие на байдарках. И нужно было уметь не потерять реку в сплошной воде. И вот мы с Димой плавали на так называемые Боровицкие пороги. Самый главный entertainment для меня был, когда Дима по памяти, по Брокгаузу и Ефрону, вспоминал каждый порог, цитировал строки из энциклопедии и его искал. И выяснилось, что за годы советской власти некоторые пороги исчезли. Вспоминаю, что Дима очень любил подбрасывать в костер зеленые ветки… Походы были замечательной частью нашей жизни.

Дима учился в школе на Арбате, его учителем был замечательный Морозкин. Я вспомнил день нашей первой встречи на Моховой, где ходил на математический кружок. Я пришел туда шестиклассником и оказался сидящим рядом с ним. У него была склонность к педагогике, которая потом ярко проявилась, и он мне нарисовал фигуру, ограниченную синусоидой, и там было легко увидеть, что ее площадь — 2π. Потом он нарисовал еще одну арку синусоиды и сказал: «А площадь этой фигуры равна 2, но тебе это рано, ты этого пока не поймешь, потому что ты не знаешь интегрального исчисления». И он был абсолютно прав.

Еще я помню свою первую поездку в Ленинград. Я захожу в Эрмитаж и вдруг вижу идущего мне навстречу Диму практически в телогрейке. Оказывается, он возвращался из лыжного похода на Кольский полуостров и заглянул в музей. Мы с ним зашли в зал, где были большие фламандские портреты… И тогда он мне рассказал о математически важном событии — о том, что в походе он окончательно понял, что решил Тринадцатую проблему Гильберта (это совместный результат Арнольда и А. Н. Колмогорова). И я помню, что мы с ним долго это обсуждали.

"Самое главное, что ученик должен узнать от учителя, – это то, что некоторый вопрос ещё не решен."

В.И. Арнольд

Владимир Игоревич Арнольд.

Сергей Ландо.

Цель настоящей статьи – дать читателю, не имевшему возможности общаться с Владимиром Игоревичем, представление о глубине и силе его личности, о его взглядах на математику и обучение ей, о проложенном им в математике пути.

Дополнительные источники:

— В.А.Васильев «У нас в математике считается приличным поведением что-то кому-то преподавать» (в книге «Поколения ВШЭ. Учителя об учителях» М.: Изд.дом ВШЭ, 2013. перепечатано в журнале «Знание — сила.» 2015–7, c. 80–84. PDF, 4M)

— М.Б.Севрюк в журнале "Семь Искусств", 7-2014

— Несколько мыслей об Арнольде (А.М.Вершик в журнале "Семь Искусств", 12-2015)

Ю.С.Ильяшенко о В.И.Арнольде.

Подготовлено по материалам:

Журнал "Семь искусств" №6 (43) 2013

Газета «Троицкий вариант — Наука», 2009–2016

Журнал "Наука и жизнь" №12 2000

Другие статьи